Беда Панова

Жена отъехала на месяц
А может быть на полтора...
И там красивый конголезец
Отлил ей спермы два ведра

Она в разлуке не скучала
Подгадив мужду своему
И между ног ее мочало
Напоминало шаурму

От негра пахло луком с водкой
Он нажирался каждый день
Воняла сыром и селедкой
Наташки зрелая пиздень

И не сдержала оборону
Коленки крестиком сведя
Пизду развдвинула со стоном
Сменяла Вову на вождя!

Тот драл ее на львиной шкуре
В ладонях сжав ребячий зад
И ХуйЪем протыкал в натуре
Под стрёкот призрачных цикад

Наташка сладостно стонала
Дугой сгибаясь, а рукой
За яйца черные держалась
С улыбкой бабьей шельмовской

Негрилла жарил что есть мочи
Потел, пердел как идиот
И спермы было много очень
Наташке слито на живот

Как у отьебанной лахудры
Огнем горела вся манда
Она глаза свои на утро
Поднять не смела от стыда

Скисала сперма на жарище!
И жалко было смермацет
Но негритянское хуищще
Не иссекало вовсе, нет!

Долбил меж белых ног тараном
Лумумбы ебаный дружок
Залупа брызгала фонтаном
Мадам Пановой на пупок

А в это время добрий Вова
Валялся пьяным под столом
Вся жизнь его была хуевой
Он сам себе казался чмом

Но вот прошла тупая пьянка
Примерно месяц, полтора
Вернулась милая засранка
Неся спущенки два ведра